Максимализм

Эпистолярный жанр в ходу.

Продолжаю чутко реагировать на критику и публично отвечать на частые вопросы/советы/предложения.

bolnoy pidor

Например, такое письмо:

screen maxima

Разговор будет аналогичен тому, что было сказано про саркастичный стиль: всё написано в крайностях специально и осознанно.

Видите ли, у меня нет цели освещать все тонкости медицинского искусства. Вы или учились в мединституте и понимаете их, или нет. Поскольку я пишу своеобразный научпоп, то охватить всё нельзя в принципе и я округляю, а дальше есть два пути:

  1. профессионал поймёт, что между двумя крайностями есть минимум 5% особенностей, которые обязательно нужно держать в уме;
  2. не-профессионал о крайностях и о чём-то другом нетипичном думать не должен вообще.

Поясняю.

  • Специалист обладает (должен обладать) всем набором знаний для оценки информации по конкретному вопросу, соответственно, он имеет полное право судить и отделять зёрна от плевел. И это будет на его совести, потому что если он сделает это неправильно, то это некомпетентность. Различать 50 256 оттенков серого это его право, долг и бремя.
  • Мимопроходил Обычный человек не должен знать всё подряд. Ориентироваться — может быть, (если он весьма интеллектуал и вообще любознательный), но не более. А уж знать про все крайности ему совсем нельзя.
    • Нельзя, потому что, зная все симптомы какой-либо болезни (а все — значит, крайне редкие тоже), он начнёт примерять их на себя.
    • Нельзя, потому что, зная все исходы этой болезни (а все — значит, крайне редкие тоже), он обязательно будет готовиться именно к ним.
    • Нельзя, потому что, зная все побочки лечения (а все — значит, крайне редкие тоже), он начнёт примерять их на себя.
  • То есть, будет думать всё то же, что должен думать врач, только он-то должен думать не про себя, а про другого человека.

Из этого растёт эффект ноцебо: вы знаете о том, что может случиться что-то неприятное, и в итоге обязательно чувствуете это на себе.

Я не призываю держать пациентов в неведении, я обязательно информирую всех своих о возможных побочках и ожиданиях лечения, но неограниченному кругу лиц знать такие вещи необязательно. Именно из этого произрастают "погуглил и умер":

ggogle symptoms

Общедоступная информация должна быть такой, чтобы гуглящий её человек решил вопрос — идти или не идти к врачу, а не "сдохну я или нет".

Этого я и добиваюсь своей деятельностью.

Сраказм

Как и сатира, сарказм заключает в себе борьбу с враждебными явлениями действительности через осмеяние её. Беспощадность, резкость изобличения — отличительная особенность сарказма. В отличие от иронии, в сарказме находит своё выражение высшая степень негодования, ненависть.

— Литературная энциклопедия. Т. 10. — 1937 [тыц]

 

Sarc

Мне многие указывают на критический уровень сарказма в стиле изложения, и некоторые диванные эксперты говорят, что читать такое невозможно, мол, даже с благой целью таким образом никого переубедить всё равно не получится. Обвиняют также в непрофессионализме, типа врач не должен говорить вообще пользоваться немедицинскими терминами или там использовать брань/мат. Вы что, «Злой медик» никогда не открывали? В нашей стране озлоблённость врача это требование минздрава для допуска к работе.

Читатель сильно удивится, когда узнает, что я не просто так с потолка пишу почти истеричные тексты. Попробуйте немного порассказывать людям что-то новое, что затрагивает их традиционные, устоявшиеся взгляды, и вы на собственном опыте убедитесь, что бороться с невежеством это как с ветряными мельницами. Поэтому я к этой цели иду не напрямик, поскольку человека хоть дураком назови, хоть как угодно ещё воздействуй — пока сам не захочет, всё равно ничего не произойдёт. Однако грубый сарказм затрагивает многих настолько глубоко, что они пытаются о(б)суждать, пытаются критиковать, искать информацию, читать. Уже больше нуля. А те, кто изначально согласен с моей точкой зрения, лишь подпитывают в себе праведный гнев к мракобесам, и понимают, что они всё думают верно. На мой взгляд и то, и другое это уже много, ведь всё равно никакой текст в интернете не изменит мнение человека сразу на противоположное. 

Правда, мне нравится писать в таком стиле, я как будто хожу по краю: текст в некоторых статьях балансирует на грани психоза (пока не мастерски, но всё впереди), будто его писала упоротая школьница. Увы, вся писанина осознанная, десятки раз перечитанная, профильтрованная и исправленная, это не прямая трансляция мыслей. А ещё в любом материале всегда есть нотка шютки, иначе бы простая агрессия всё испортила. Такой стиль отталкивает? Далеко не всех, а в первую очередь разнородных моралистов, и я исключительно рад лишний раз не пересекаться с лицемерами, поэтому все довольны. Дует — закрой окно браузера.

Психоаналитики и прочие малограмотные захотят увидеть тут какую-либо психопатологию — не беспокойтесь, я слишком хорошо их знаю, чтобы вы могли меня в них уличить. А некоторым сложно понять, что стиль публикаций это одно, а общение — другое; последнее я веду всегда уважительно, в отличие от всяких шарлатанов, которые матами выражают своё негодование на критику их ремесла мне лично.

Я исключительно спокойный человек, в личном общении я совершенно тактичен, а в рассуждениях обстоятелен. Заметьте: в данном тексте я не ругался матом, не назвал ни одну группу населения идиотами и не съехидничал по поводу доверчивости кого-либо — я и так понятен любому дегенерату. Отличие от обычного моего текста в одном — читать намного скучнее.

Я ваш новый друг, смиритесь.

Религия и аминазин

В дискуссиях о противопоставлении религии и науки люди очень любят приравнивать последнюю к такой же вере, как и любая религия. Но это в корне неверно: наука построена на объективности. Да, в эту объективность необходимо верить, но на то она и объективность, чтобы оправдывать веру в неё практическим подтверждением теорий.

лечение религией 4 кубика святой воды

Приведу пример: лежит пациент, а у меня в руке ампула с препаратом на которой написано только название и дозировка. Всё. Все остальные данные о содержании ампулы, о показаниях и действии препарата — это лишь вера в кривенькие буковки на ампуле, надежда на завод-изготовитель и уверенность в своих знаниях. Набираем лекарство в шприц, вводим в вену (заметьте, мы знаем как, что и куда вводить благодаря науке, но до самого момента введения это снова лишь субъективная вера), и через пару минут больной чувствует субъективное облегчение, а возможно и объективно вырубается.

Речь не идёт о подозрительных на плацебо препаратах, давайте будет считать что это Аминазин. Лекарственное средство со столетней историей, облегчившее участь миллионов пациентов (или хотя бы окружающих), кого-то погубившее, по нему написаны тысячи трудов, защищены кандидатские и докторские. Миллионы людей работали с ним и он никогда не подводил, когда его просто просили помочь успокоить какого-нибудь дурака.

Религия ли это? Это один из двух наиболее известных нейролептиков (второй — Галоперидол), о них мы знаем практически всё. Но эти знания остаются такими же абстрактными и теоретическими как и знание о боге до того самого момента, как вещество из шприца не достигнет нейронов мозга и не учинит там нужный эффект.