Религия и аминазин

В дискуссиях о противопоставлении религии и науки люди очень любят приравнивать последнюю к такой же вере, как и любая религия. Но это в корне неверно: наука построена на объективности. Да, в эту объективность необходимо верить, но на то она и объективность, чтобы оправдывать веру в неё практическим подтверждением теорий.

лечение религией 4 кубика святой воды

Приведу пример: лежит пациент, а у меня в руке ампула с препаратом на которой написано только название и дозировка. Всё. Все остальные данные о содержании ампулы, о показаниях и действии препарата — это лишь вера в кривенькие буковки на ампуле, надежда на завод-изготовитель и уверенность в своих знаниях. Набираем лекарство в шприц, вводим в вену (заметьте, мы знаем как, что и куда вводить благодаря науке, но до самого момента введения это снова лишь субъективная вера), и через пару минут больной чувствует субъективное облегчение, а возможно и объективно вырубается.

Речь не идёт о подозрительных на плацебо препаратах, давайте будет считать что это Аминазин. Лекарственное средство со столетней историей, облегчившее участь миллионов пациентов (или хотя бы окружающих), кого-то погубившее, по нему написаны тысячи трудов, защищены кандидатские и докторские. Миллионы людей работали с ним и он никогда не подводил, когда его просто просили помочь успокоить какого-нибудь дурака.

Религия ли это? Это один из двух наиболее известных нейролептиков (второй — Галоперидол), о них мы знаем практически всё. Но эти знания остаются такими же абстрактными и теоретическими как и знание о боге до того самого момента, как вещество из шприца не достигнет нейронов мозга и не учинит там нужный эффект.

You have no rights to post comments