Никита Эдуардович

Никита Эдуардович

Я — врач-невролог, что позволяет мне быть компетентным в проблемах ваших мозгов и всей нервной системы: головной боли, инсультах, эпилепсии и других сомнительных радостях.
А, ещё я пишу книги: «Модицина», «Апология»

Спросить


Приём пациентов и изучение медицинской литературы занимают большую часть моей жизни, в свободное от этого время я пишу собственную энциклопедию, балуюсь дизайном и отвечаю на любые вопросы.

Здесь вы можете узнать последние новости моих проектов и связаться со мной.
  • Мнение

    Что делать со своим мнением

    «Можно не соглашаться с чужим мнением, но нужно уважать его»Да плевал я с высокой колокольни на него! У меня чрезвычайно пригорает в нижней части спины от такого стереотипа.

    Какой имбецил это придумал? Какого чёрта я должен уважать чьё-то некомпетентное и малограмотное мнение? Я без лишнего сопротивления приму к сведению мнение профессионала, специалиста в какой-либо области или светоча науки, поскольку люди только для того и учатся, что бы стать максимально компетентными в какой-то конкретной области и решать практические задачи не заглядывая в гугл. Если ты не специалист в данной сфере, то твоё мнение — говно; если ты не специалист ни в чём, то твоё мнение говно в любом споре. Конечно, речь не буквально о дипломных корочках, опытный человек без бумажки зачастую тот ещё специалист (если умеет хоть что-то делать хорошо). Опытная гардеробщица в театре без всяких сертификатов весьма специалист по гардеробу и может даже верхней одежде, но никак не в актёрском мастерстве или менеджменте тятров.

    Максимум, что поддаётся уважению — возможность высказать своё мнение человеком, а вот о качестве высказывания и своём отношении к нему в любом случае необходимо задуматься. Это и есть свобода слова: цензуры нет, говори что хочешь, никто не запрещает, но вот слушать тебя и уважать или нет — мы подумаем. К сожалению, такое реально лишь в утопических фантазиях о мире, где все люди думают, пока же придётся использовать цензуру, чтобы охранять ваши нежные, незатронутые мыслью мозги от оскорблений чувств верующих неправильных посягательств извне. Особенно в этом плане удивляют визги всяких либерастов, которые против цензуры и за свободу слова, мол, хватит нам мозг мыть фильтрованной через пропаганду рафинированной инфой. Лол, вы-то может и интеллигенция, и всё понимаете, а дядя Вася дворник не будет разбираться во всей этой вашей правде, ему нужно лишь знать, что Путин хороший, а Обамка плохой.

    Посмотреть на себя? Ты моё мнение хочешь уважай, хочешь — нет, если только ты не пациент на приёме — человек, который обратился к специалисту, не должен спорить с ним, поскольку слишком большая разница в весовых категориях мнений. А всё то, что я публикую, лишь моё видение окружающих вещей, основанное на моём не вполне обычном взгляде на мир. Которое я ни в коем случае не пытаюсь никому навязать, заставить уважать или принимать на веру. Самое главное, что у меня есть свой взгляд на вещи, формирующий мнение, и я не боюсь его публично высказывать и защищать, особенно перед всякими бездарями, некомпетентными во всём сразу.

    Какое ваше мнение по этому поводу, м? Впрочем, неважно.

  • Как стать врачом

    Почему мне захотелось стать врачом? Уже больше десяти лет я не могу точно ответить на этот вопрос даже самому себе. Самый популярный вариант ответа другим — это то, что в медицине объединяются сразу все науки, поэтому тут море всего интересного и есть чем заняться.

    We call this med

    Но, подозреваю, что вместо этого мои собеседники слышат «блаблабла, я стал врачом, потому что и мама, и папа врачи, и ещё дальше по древу жизни куча врачей, традиция и всё такое». Увы, не устану повторять — родители были решительно против медицины и агитировали меня идти учиться куда угодно, но не на врача; одним из самых вероятных вариантов была академия ФСБ, лол.

    В дошкольно-школьные времена мне было дико интересно узнавать о всяких сверхспособностях людей, их возможностях в экстремальных условиях и прочем, о чём всегда ходило много баек — особенно в доинтернетовское время детства. Очень хорошо помню, как выспрашивал у дедушки инфу о всяком таком, а он мне рассказывал всё, что знал (обычно это были развёрнутые версии каких-либо баек), заканчивая мои уточняющие расспросы тем, что, мол, многое ещё неизвестно и исследовать человека и мир вокруг можно бесконечно. К слову, дедуля далёк и от медицины, и от науки вообще, но очень любил читать всё подряд.

    Десятый класс я потратил на изучение доступных для поступления универов, хождения по дням открытых дверей (ходил на что попало — даже на всякий менеджмент и экономику) чтобы уяснить себе, что всё это меня недостойно, а технических направлений недостоин я. Всё-таки медицина подходила по всем моим критериям. Да-да, никаких сопливых состраданий и борьбы за счастье людей, я шёл не промакивать жилеткой глаза страдающих, я шёл в медицину, шёл за знаниями и умениями; помогать людям это уже вторичное, когда получилось знать и уметь, не наоборот.

    — Мам, пап, я буду врачом.
    — Ахаха, ок, удачи!

    Предпоступательное время мне далось необычно: накануне первого сентября 11 класса меня сбила машина прямо на пешеходном переходе, за чем последовал целый год в больницах и 6 операций на бедре, включая девайс Илизарова, поскольку ножка срасталась кое-как, благодаря неимоверному усердию детских травматологов одной скоропомощной больницы.

    В школу я пошёл как настоящий ретард в апреле 11 класса, за 2 месяца до экзаменов. Не оправдываю себя, но нормально подготовиться я смог только к сраному ЕГЭ по русскому, засим провалив вступительные (которые ещё были классическими письменными), где мне не хватило 1 (одного) балла. Класс. Протусив целое лето, свободное от домашнего чтения, и получив отсрочку от армады за свою многострадальную ногу, я решил перестраховаться и хоть куда-нибудь устроиться. Первым делом я пошёл работать в вожделенный ВУЗ, став санитаром в приёмном отделении Первого меда, а затем поехал в единственную доступную на конец августа для подачи документов шарагу под названием «Акушерский колледж». Это было круто. Соотношение мальчиков и дэвачек 1 к 100-150, короче, личный гарем. Там даже мои документы смотреть не стали, сначала хотели предложить вступительный диктант (!), но увидев результат ЕГЭ приняли просто так.

    В этом храме знаний я не выдержал и шести месяцев: всё преподавалось по спецпрограмме для олигофренов, занятия по анатомии были в духе «это кость, а это нет; теперь покажите сами, где кость». Поднятые из закромов памяти знания по биологии за 9 класс уделывали даже препода. Зато меня научили всяким практическим навыкам вроде постановки инъекций, разведения антибиотиков, стерилизации/дезинфекции и сборке/разборке АК-47 стеклянных многоразовых шприцев. После этого работать я стал суперсанитаром-недомедсестрой за те же сказочные 4500-6000 рублей.

    Логично, что пропуская учёбу в развлечениях с блэкджеком и сокурсницами, ещё и работая 5 дней в неделю с 16 до 22 часов, я как-то позабыл про подготовку ко вступительным, да и с работы обещали подсобить как сотруднику ВУЗа. Не взлетел: снова не хватило одного балла (речь про бюджет, конечно же). Заодно попытал счастья в СПбГУ на медфаке, где был включён экзамен по математике с каким-то невероятным матаном. Хаха, я даже на двойку не написал, не могу в циферки.

    Пришлось идти на второй круг приключений: снова какой-то ССУЗ (теперь это был колледж при Военмеде), снова разочарование от дебильного среднего профессионального недообразования, снова пролетарская медицинская работа (а также подработки где попало) и тусовки. Не, мне было весело, я прожил целую жизнь за эти два года между школой и универом (более того, считаю это бесценным опытом, который бы ни на что не променял), а вот родители смотрели на это скептически, и в итоге предложили отключиться от города, мягко депортировав в деревню за 3 месяца до экзаменов и выдав репетитора по чёртовой химии, именно из-за которой я ещё не был счастливым второ/первокурсником. Химию я в итоге не просто досконально вкурил, но и полюбил, правда, помогло мне это слабо: проходной балл подняли и мне снова не хватило одного балла, лол. Третий раз, Карл! Но я подал документы ещё и в академию Мечникова, где экзы проходили в виде модифицированных под нужды ВУЗа ЕГЭшных тестов. Таки поступил, с одним из самых высоких баллов.

    Вот тут уровень вдалбливаемых знаний мне понравился: каждый предмет (особенно из числа фундаментальных) по объёму сравним со всей школьной программой целиком, вот это крутяк! И самое главное, что, в большинстве случаев, от тебя не требовалось зубрить — достаточно ответить самому себе на вопросы «Что это?» и «Как это работает?», чтобы иметь «удовл»; на «хор» уже нужно внятно объяснить что же ты там понял. Чтобы получить «отл» придётся уметь цитировать строчки из библии кафедральной методички по памяти и без запинки, зачем это нужно я так и не понял (привет, ботаны).

    Уже за первые пару курсов я ответил на многие из тех вопросов детства и это не охладило пыл, нет, это лишь породило кучу новых вопросов, на которые предстояло ответить. А там уже и широкополосный интернет подъехал в дом... С тех пор моя медицина заключается в ежеминутном совершенствовании знаний о человеке и окружающей среде; иногда на благо окружающих.

    Круто ведь?

    Что я имею сейчас: я фанат своей профессии. В розовых очках никогда не был и понимаю, что практическая неврология это или инсульты и сотрясы в стационаре, или головные боли/головокружения/боли в спине в амбулатории — всё куда более прозаично, чем любые пафосные слова с приставкой нейро-, это вам не прозопагнозии изучать.

    Однако, в любой рутине можно найти не только интерес, но и стезю, главное — относиться к своему делу с любовью и желанием что-то делать. Например, развиваться, осваивать смежные дисциплины/патологии, тестировать на пациентах разные варианты лечения (да-да, а как вы хотели! Это и есть «индивидуальный подход»!). Каждую неделю я перекапываю пару десятков статей, в основном англоязычных, в поисках того, чего ещё не знаю; я трачу порядка 10-15к в год на всякие модные медицинские книжки: практика практикой, а свежую теорию знать необходимо.

    Здравствуйте, меня зовут Никита, и у меня зависимость от новой информации.

    //А у вас теперь не выйдет откопать компромат на моё образование/

    Продолжение: Как не стать врачом.

  • Брань

    Представляю вашему вниманию список крепких словечек, которые при желании можно использовать для экспрессивного выражения чувств и без каких-либо последствий. Списочек будет дополняться.

    дабл ять

    «Одной из разновидностей обсценной лексики в русском языке является русский мат. В русском языке присутствует также другие обсценные слова, не являющиеся матерными и значительно менее табуированные, но тоже считающиеся «неприличными». — Вики.

    Именно о неприличных и поговорим, ведь здесь собрались все культурные и никто не матерится:

    1. Говно, дерьмо, срать, срань, обосраный, ссанина, обоссаный;
    2. Жопа, задница, анал;
    3. Хер, хрен;
    4. Мудак, ублюдок, мразь, гандон, лох, долбоёб;
    5. Сука, сучара;
    6. Педик, пидарас, пидор;
    7. Проститутка, шлюха.

    дабл ёб

    //Спасибо за вторую картинку Крехнову Б. В./

    Кстати, закон ограничивает употребление обсценной лексики совсем чуть-чуть:

    «Согласно разъяснениям Роскомнадзора, в российских СМИ запрещается употребление четырёх матерных слов и их производных:

    • Нецензурные обозначения мужского полового органа,
    • Нецензурное обозначение женского полового органа,
    • Нецензурное обозначение процесса совокупления;
    • Нецензурное обозначение женщины распутного поведения.

    А также все образованные от этих слов языковые единицы» — это, видимо, они: йух, оухеть, пзида, пзидец, еаться, еанутый, бялд, бъя, бялдский, блджад!

    Счастливого графоманства, blyad! Предлагайте свои дополнения в каменты.

  • Искусство есть

    Кто-нибудь хоть раз траванулся в макдаке? Верно, никто. Это, конечно, можно было бы притянуть к тому, что вся еда искусственная, но чёрт подери — нет ни одного другого места, где еда бы усваивалась настолько хорошо.

    Wаверма

    Постоянно жрать в фастфуде — плохо, поскольку пропорции там не совсем верные, но конкретно один разовый обед безвреден абсолютно. Он предназначен просто чтоб быстро его употребить и пойти по своим делам, когда нет времени покушать нормально. Прямого вредного действия бургеры на организм не имеют, только лишь растянутое на долгие годы регулярного обжорства.

    Ни один другой общепит во всём мире, ни одна звезда мишлен не может обещать, что вы не обосрётесь прямо в заведении из-за криворукости персонала или хреновых поставщиков, а уродский клоун — гарантирует.

    Так что в нём такого плохого, м? Я его люблю.

    Контакты

    Пишите!

    Буду рад ответить на любой вопрос.

    Не надо стесняться.

    (зачем?)

    Обратная связь

    Ваше сообщение было успешно отправлено