All candidates are fags

Так, что там у нас на повестке дня. Элекшинз! Слава демократии!

milonka

Целое лето на нас смотрели упитанные и якобы серьёзные лики власть предержащих с плакатов, видеороликов, буклетов и даже рекламных постов в инстаграме. Все чё-то обещают, каждый хвалит свои моральные какчества и призывает голосовать за себя. Рекламные агенства и типографии срывают неплохой куш и жаждут следующих предвыборных кампаний.

Как человек с твёрдой аполитичной позицией, я смотрел на это с обычной любознательностью: когда ты уверен в фатальности, ты ничем не ангажирован, все клоуны для тебя одинаково смешны. Поэтому картинки просто тщательно изучались через призму ничего не понимающего ребёнка и скепсис взрослого с критическим мышлением, а публикацию я сделал уже после выборов, чтобы это не выглядело пропагандой чего-либо.

Итак, вчера надо было идти голосовать. На выборы. То есть, надо выбирать. Среди кого? Все такие разные и привлекательные! Стоп. А чем эти дяди и тёти отличаются? Просто по памяти попробовал воспроизвести кого же я запомнил, вы и без картинок их узнаете.

  1. Тётя Оксана Дмитриева — запомнил потому что её плакаты появились раньше всех, ещё где-то зимой/ранней весной, и были довольно качественными, но везде с одной и той же фоткой. Выступает от некой партии РОСТ. Вторая серия плакатов выдала девиз сего общества: «РОСТ пенсий, зарплат, экономики». Крутяк. Беглый гугл по ФИО говорит, что в 1988 Матвиенко уволила из правительства сего доктора экономических наук за долги перед сирыми и убогими в размере 90 миллиардов. Ого, да человек точно знает толк в экономическом росте!
  2. Конечно же ЛДПР и её бессменный Жирик. Плакатов было много — от лаконичной аббревиатуры жёлтыми уродскими буквами на синем фоне, до семьи (?) этого бунтаря и рассказов о наследии Петербурга. Совершенно уродский дизайн прямиком из девяностых, будто всё верстали на печатной машинке. Ну, что тут ещё можно ожидать, я бы на создание видимости тоже много не тратился, с этим персонажем и так всё понятно. Были постеры со вторым адептом, ещё более уродские, где он якобы открывает нам окно в новый мир.
  3. Другой знакомый с детства клован с бородкой отображён на фоне другого мужика и маниакально-закатного оранжевого марева. Качество среднее между девяностыми и Дмитриевой: здоровенные квадратные буквы за что-то агитируют в двух словах, причём, настолько агрессивно, что от страха не запоминается. Кажется, это справедливая Россия.
  4. Главная борода среди петербургских депутатов отрастила к выборам настоящий лес на лице. milo eyeballsВидимо, рыжий серьёзно считает, что внешность попа помогает эффективнее бороться с блудницами и богохульниками. Качество печати среднее, ничем не примечательное, типичное для одной скромной партии с медведем на логотипе; лозунг сразу выдаёт весь его электорат: «Действовать в интересах людей». Его ведь любят за характерные действия и за такие слова! Ну вы поняли, 95% же в восторге.
  5. Ещё был красный коммунистический бородавочник, но полтора его плаката я не запомнил; какая-то библиотекарша-подруга Оксаны из РОСТа; аграрий с призывами поднять целину; обещатели найти деньги на метро («Я знаю, где найти деньги на строительство метро в Красносельском районе!») или переименовать мост Кадырова или дать всем щасте.

Для полноты картины пришлось полистать выдаваемые полуголодными промиками буклетики, откуда почерпнулся 0% полезной информации о том, кто где учился и работал, плюс очередные горы обещаний. Посовещавшись сам с собой, я так и не понял, чем все эти люди друг от друга отличаются. Выбирать же нужно как бы исходя из различий, а их просто нет: все где-то учились, все давно варятся в политике, на всех можно откопать весьма неприятные факты, а все их обещания равноценны в своей бесценности. Покопавшись в грязи интернета на тему биографий самых известных персонажей, ясности не прибавилось. Итак, никто из них не знаком мне больше соседа по вагону метро. Ну, то есть, лица-то и и имена их я видел и раньше, но я не экстрасенс, чтобы судить по этим данным, и не полный лох, чтобы верить пропаганде и одинаковым профессиональным обещаниям.

Как голосовать-то? Правда, мне очень хочется, чтобы мне было не наплевать, я бы с радостью проголосовал, однако самым грамотным решением на выборах было бы бросить кубик и рандомно отметить чью-то фамилию (что тоже морально непозволительно). Даже попытавшись найти информацию и сложить какое-то мнение, я не вижу какой-либо разницы. Выбирать по возрасту? По полу? По длине имени? По качеству печати? По пустым обещаниям? От противного? Ну, вычеркну я тех, кто мне совсем не нравится, и тогда останется пачка тех, кто мне ни нравится, ни не нравится. Ясно, что слишком многого хочется, но я бы не писал этот текст, если бы выбирать можно было по делам. В смысле, по реальным делам, а не цирковой деятельности и болтовне, так любой дурак умеет, давайте теперь все баллотироваться: «Обещаю всем качественную медицину за пять лет! Все голосуйте за меня! Честна, не подведу, все бюджетные деньги не пойдут мне в карман! Ура!». И вообще-то хотелось бы, чтобы голос имел значение, а не утопал в потоке чужих неосмысленных голосов.

А серьёзно, мне кажется, что нам сильно не хватает больших общественных организаций с открытым исходным кодом журналом всех их действий и не то чтобы властью, которая неизбежно развращает, а каким-то очевидным влиянием. Отличным примером является Диссернет — они чем-то напоминают Cochrane Collaboration: независимая организация, которая проверяет определённую область и открыто публикует проверки с описанием методов и источников. В субъективности не упрекнёшь, а вот влияния они не имеют, увы. Хорошо, что их хоть не запретили. Пока.

Дойдя до ближайшей школы в день выборов, еле преодолевая внутреннее противоречие, я узрел толпу пенсионеров, которые отлично ведутся на обещания и явно знают, за кого им хочется голосовать. Умножив своё непонимание алгоритма выбора любимого кандидата на значимость моего голоса против тысяч бабуль и дедуль, я развернулся. Кажется, ситуация неуникальна, ибо Петербург показал одну из самых низких явок (>30%), а по отзывам независимых наблюдателей примерно везде именно пенсионеры и определяли наше с вами будущее, голосуя в подавляющем большинстве случаев за одну партию, название которой слишком известно, чтобы его называть.

after elections

Правда, очень хочется влиять на своё будущее, но как-то возможность этого влияния не выглядит реальной.

Аттракцион невиданной щедрости

Пока я судорожно дописываю вторую книгу под щелчки редакторской плётки, в свет вышло переиздание первой! В нём исправлена пара багов и чуть более красивая обложка, поэтому интересно будет даже тем, у кого уже есть.

В честь радостного события, я решил сделать благотворительность и подарить по книге с автографом аж двум людям.

Правила обычные: сделать репост этой записи Вконтакте.

no book no man

Магическая реабилитация инсульта

Полгода назад у моего деда был инсульт, не очень тяжёлый, но руку и ногу пришлось возвращать к движению немалыми усилиями. Как человеку, долго проработавшему на железной дороге, ему с барского плеча было выдано направление на реабилитацию в больницу имеющую одно из самых хороших (как казалось ранее) отделений этой тематики в СПб — Николаевскую, которая почти напротив Большого дворца в Петергофе.

наверни говна

В больничке его посмотрели, сказали, что очередь на реабилитацию около года (ГОД! Реабилитация инсульта! Через год там нечего реабилитировать!), но из-за обнаруженного ими высокого потенциала к восстановлению дедули, ему было предложено лечь вне очереди в ближайшие сроки, как только анализы для поступления сдаст. Манна небесная, да без взяток и платных палат! Ок, анализы собраны, дед положен на 40 дней с надеждой избавиться от костыля и разработать руку.

Приезжаю через неделю. Дедуля читает анекдоты, за которыми сам ходит в соседний ларёк, жалуется на руку, но бегает почти без костыля. Неплохо, а как лечат-то? «Ну, капельницы три раза в день». И всё. Ответ медсестры на вопрос «А что за капельницы?» был ясен до того, как она открыла рот — актовегин, мексидол, кортексин. Золотой стандарт «терапии» в нашей многострадальной стране. Потом ему делали какой-то массаж несколько раз и всё, никаких тебе локоматов (пылятся в больничном коридоре) или лечебной физкультуры. Лечащий врач сказал, что не показано: «А зачем? Ходит ведь и так!». Ну, может хотя бы баклофен и карбамазепин, чтобы снять боль в спастичной руке? «Нее, он уже кетопрофен получает!». Полный каминг-аут.

Спорить не стал, ясно, что толку было бы 0, если не хуже. Ба и Де до конца верили в магию реабилитации, поэтому пришлось придержать своё негодование и оставить деда лежать.

В итоге, всё «лечение» в специализированном реабилитационном стационаре™ в течение месяца с лишним заключалось в том, что дед был освобождён от навязчивого бабушкиного опекунства, и ему приходилось самостоятельно двигаться за всеми потребностями. Движение — жизнь, больше ходишь, меньше нужен костыль, естественная лечебная физкультура. Это, конечно, очень хорошо, но никакого специфического действия тут нет и необходимость стационара крайне сомнительна. Зато у последнего, во-первых, статистика не врёт — пациенту стало лучше, неважно за счёт чего, во-вторых, за 40 дней из бюджета ОМС можно стрясти сотню-другую тысяч. Умножить на сотню пациентов в отделении и на годовую очередь страждущих, вот и профит, плюс «лекарств» закуплено на миллионы. Конечно, никто и не будет исследовать эффективность с такими схемами продаж.

А теперь риторический вопрос к тем, кто против доказательной медицины и отстаивает препараты-пустышки: где польза-то? На псевдопрепаратах не только наживаются производители и продавцы, но и больницы, и врачи, получающие бонусы за выпил кусочка бюджета по каждому пациенту, особенно «с улучшением». Пациенты надеются, лежат, тратят деньги на такси/еду/иногда и сами лекарства — ради чего? Ради эффекта плацебо, на который рассчитывает очередной противник доказательной медицины?

Особенно радуют выкрики, мол, «доказательная медицина придумана для распила бабла». ДМ заставляет тратить деньги фармкомпаний, а не получать их, зарабатывать сверхприбыли позволяют именно примеры вроде описанного.

Прошлый кейс из серии Магических исцелений: тыц.