Как не стать врачом

Меня всегда поражало обилие людей, поступающих в медицинский — эти адские очереди рвущихся навести мир во всём мире, большая часть из которых потом или станет дипломированными домохозяйками и продавцами, или будет мечтать об этом, не желая работать в медицине.

где справедливость?

Вы что забыли-то в здравоохранении? Гуманность и спасение страждущих? У нас этого нет, идите бесплатно работать с бомжами в ночлежки. Хотите почОт и уважуху самой гуманной профессии? Все профессии важны, все кому-нибудь в чём-нибудь помогают, всякий труд достоин уважения.

Когда я на первом курсе спрашивал своих сокурсников «Как вы здесь оказались?», где-то 2/3 опрошенных ответили, что в мед их засунули родители, в т.ч. они просто учились в химико-биологической школе. У бедненьких с детства судьба была определена: с малых лет людям промыли мозги, что врачом быть круто. Хочет ли дитятко, понимают ли сами родители, чем занимается врач, знает ли семейство вообще, что такое медицина? Нет, знания ограничены этим: белый халат, слабоумие и отвага доброта и сострадание. И всё: «Ты будешь лучшим врачом, сынок! Всех нас вылечишь! Ты ведь такой мягкотелый дурачок лапочка, который безотказно всем помогает».

Надо понимать, что ближайшие лет 10 в медицине точно ничего кардинально не изменится, поэтому после ВУЗа пути всего три:

  • в поликлинику/скорую (страдать над загруженностью, бумагами и зарплатой);
  • стационар (или 2,5 ставки и зарплата, или личная жизнь и копейки);
  • частную практику (космическая конкуренция, в условиях которой выжить можно только если обладаешь всем набором передовых методик шарлатанства, включая назначение всех возможных бесполезных обследований и неэффективное лечение).

где справедливость?

Конечно, через десяток лет эффективного труда вы может быть станете заведующим или кем-то ещё с повышенными полномочиями и ещё более пониженной (относительно ответственности) зарплатой, зато левака будет побольше, может быть. Хорошими, успешными и известными врачами становится менее 0,01% (исследования не проводил, но в других специальностях оно явно выше), а даже если вы станете просто отличным врачом-нищебродом, качественно лечить людей вам всё равно не дадут, ибо сейчас в стране всё завязано на распиливание бюджетов и выполнение планов.

А, ещё можно в науку пойти, только там вас ожидает сущий ад в виде написания никому не нужных «исследований» с цитированием авторов из комиссии и зарплатой ниже дворника. Пока не сменится 3—4 поколения профессуры, пока русский народный научный подход не поймёт, что наука придумана для объективности, а не для зарабатывания денег, пока в работах не начнут преобладать РКИ над выдумыванием нужных циферок для продаж очередного барбидола, магии не произойдёт. Российская наука в основном работает просто на свой карман, пропихивая в ЖНВЛП всякие фуфломицины, причём, даже фабрикуя РКИ. Казалось бы — зачем? И так ведь всё хорошо продаётся. С государственным лобби деньги текут быстрее, да и народ больше верит авторитетам, чем каким-то доказательствам. Кому нужны пруфы, если по первому каналу говорят, что таблетка лечит от гриппа?

Вам правда это нужно? Вы ведь будете должны пациенту или потому что государство вам зарплату платит, или потому что сам пациент вам платит, неважно, что у него ничего серьёзного, надо помочь! Не знаю, как было в другие времена, но у нас здесь и сейчас вы или крутой платный психотерапевт (который скрывается под маской соматического врача), или ломовая лошадь, тянущая телегу с неизлечимыми больными, имеющими груз психопатических родственников с амбициями засудить даже облупившуюся краску на стенах больницы.
Благодаря кривой популяризации медицины люди думают, что им теперь всё можно, потому что врачи спасут в любой момент. Нет! Не спасут! Крутые технологии только исследуются и в этих исследованиях люди умирают! Твоя болезнь или смерть спасёт жизни не раньше, чем через пару поколений таких же ленивых по части ЗОЖа дураков.

В европейской части России головные концы белых халатов потихоньку пропитываются доказательной медициной, на востоке же об этом и мечтать не приходится — там правят бал вертеброневрологи и рефлексотерапевты, которые считают, что доказывать эффективность это что-то лишнее. Основной принцип: «Вот лекарство, вот пациент. Вам легче? Всё работает!». Ещё немного и оттуда пойдут призывы в стиле мичуринцев: «А давайте запретим западный научный подход, а то это мешает лечить людей пилить деньги!».

Будь у меня сейчас (имея всю эту информацию) ситуация выбора профессии, и мне бы очень-очень хотелось стать врачом, то я бы тормознул это желание лет на 10-15, занявшись пока чем-то более душевно-спокойным и менее продажным. Слишком много у нас врачей: да-да, в провинциях их не хватает, но вот если взять всех мегаполисных врачей и размазать ровным слоем по всей России, то покажется, что мы живём в стране медработников.

Абитуриенты медвузов, пожалуйста, подумайте — на кой чёрт вам это сдалось? Вы никому не нужны в медицине, тут и действующих врачей девать некуда, им мало платят и заставляют заниматься чем попало.
Всем остальным: когда встретите знакомую школоту, которая собралась в мед, спросите, что оно там забыло, и при отсутствии внятного ответа выдайте этой особи неиллюзорных подзатыльников, пусть лучше на инженера идёт, а если нравится с людьми общаться, то на манагера (эффективного).

Неужто никаких вариантов медпомощи людям? Почему же: гений, миллиардер, плейбой, филантроп потомственный богач-интеллигент с хорошим воспитанием не будет отвлекаться от грамотного врачевания или настоящей науки фрустрацией из-за унизительной зарплаты (но вряд ли он вообще с ней столкнётся). В общем-то, Совок весьма печально заставил нас забыть о том, что высшее образование (и наука тем паче) это для богатых.

Предыдущая часть: Как стать врачом.

Как стать врачом

Почему мне захотелось стать врачом? Уже больше десяти лет я не могу точно ответить на этот вопрос даже самому себе. Самый популярный вариант ответа другим — это то, что в медицине объединяются сразу все науки, поэтому тут море всего интересного и есть чем заняться.

We call this med

Но, подозреваю, что вместо этого мои собеседники слышат «блаблабла, я стал врачом, потому что и мама, и папа врачи, и ещё дальше по древу жизни куча врачей, традиция и всё такое». Увы, не устану повторять — родители были решительно против медицины и агитировали меня идти учиться куда угодно, но не на врача; одним из самых вероятных вариантов была академия ФСБ, лол.

В дошкольно-школьные времена мне было дико интересно узнавать о всяких сверхспособностях людей, их возможностях в экстремальных условиях и прочем, о чём всегда ходило много баек — особенно в доинтернетовское время детства. Очень хорошо помню, как выспрашивал у дедушки инфу о всяком таком, а он мне рассказывал всё, что знал (обычно это были развёрнутые версии каких-либо баек), заканчивая мои уточняющие расспросы тем, что, мол, многое ещё неизвестно и исследовать человека и мир вокруг можно бесконечно. К слову, дедуля далёк и от медицины, и от науки вообще, но очень любил читать всё подряд.

Десятый класс я потратил на изучение доступных для поступления универов, хождения по дням открытых дверей (ходил на что попало — даже на всякий менеджмент и экономику) чтобы уяснить себе, что всё это меня недостойно, а технических направлений недостоин я. Всё-таки медицина подходила по всем моим критериям. Да-да, никаких сопливых состраданий и борьбы за счастье людей, я шёл не промакивать жилеткой глаза страдающих, я шёл в медицину, шёл за знаниями и умениями; помогать людям это уже вторичное, когда получилось знать и уметь, не наоборот.

— Мам, пап, я буду врачом.
— Ахаха, ок, удачи!

Предпоступательное время мне далось необычно: накануне первого сентября 11 класса меня сбила машина прямо на пешеходном переходе, за чем последовал целый год в больницах и 6 операций на бедре, включая девайс Илизарова, поскольку ножка срасталась кое-как, благодаря неимоверному усердию детских травматологов одной скоропомощной больницы.

В школу я пошёл как настоящий ретард в апреле 11 класса, за 2 месяца до экзаменов. Не оправдываю себя, но нормально подготовиться я смог только к сраному ЕГЭ по русскому, засим провалив вступительные (которые ещё были классическими письменными), где мне не хватило 1 (одного) балла. Класс. Протусив целое лето, свободное от домашнего чтения, и получив отсрочку от армады за свою многострадальную ногу, я решил перестраховаться и хоть куда-нибудь устроиться. Первым делом я пошёл работать в вожделенный ВУЗ, став санитаром в приёмном отделении Первого меда, а затем поехал в единственную доступную на конец августа для подачи документов шарагу под названием «Акушерский колледж». Это было круто. Соотношение мальчиков и дэвачек 1 к 100-150, короче, личный гарем. Там даже мои документы смотреть не стали, сначала хотели предложить вступительный диктант (!), но увидев результат ЕГЭ приняли просто так.

В этом храме знаний я не выдержал и шести месяцев: всё преподавалось по спецпрограмме для олигофренов, занятия по анатомии были в духе «это кость, а это нет; теперь покажите сами, где кость». Поднятые из закромов памяти знания по биологии за 9 класс уделывали даже препода. Зато меня научили всяким практическим навыкам вроде постановки инъекций, разведения антибиотиков, стерилизации/дезинфекции и сборке/разборке АК-47 стеклянных многоразовых шприцев. После этого работать я стал суперсанитаром-недомедсестрой за те же сказочные 4500-6000 рублей.

Логично, что пропуская учёбу в развлечениях с блэкджеком и сокурсницами, ещё и работая 5 дней в неделю с 16 до 22 часов, я как-то позабыл про подготовку ко вступительным, да и с работы обещали подсобить как сотруднику ВУЗа. Не взлетел: снова не хватило одного балла (речь про бюджет, конечно же). Заодно попытал счастья в СПбГУ на медфаке, где был включён экзамен по математике с каким-то невероятным матаном. Хаха, я даже на двойку не написал, не могу в циферки.

Пришлось идти на второй круг приключений: снова какой-то ССУЗ (теперь это был колледж при Военмеде), снова разочарование от дебильного среднего профессионального недообразования, снова пролетарская медицинская работа (а также подработки где попало) и тусовки. Не, мне было весело, я прожил целую жизнь за эти два года между школой и универом (более того, считаю это бесценным опытом, который бы ни на что не променял), а вот родители смотрели на это скептически, и в итоге предложили отключиться от города, мягко депортировав в деревню за 3 месяца до экзаменов и выдав репетитора по чёртовой химии, именно из-за которой я ещё не был счастливым второ/первокурсником. Химию я в итоге не просто досконально вкурил, но и полюбил, правда, помогло мне это слабо: проходной балл подняли и мне снова не хватило одного балла, лол. Третий раз, Карл! Но я подал документы ещё и в академию Мечникова, где экзы проходили в виде модифицированных под нужды ВУЗа ЕГЭшных тестов. Таки поступил, с одним из самых высоких баллов.

Вот тут уровень вдалбливаемых знаний мне понравился: каждый предмет (особенно из числа фундаментальных) по объёму сравним со всей школьной программой целиком, вот это крутяк! И самое главное, что, в большинстве случаев, от тебя не требовалось зубрить — достаточно ответить самому себе на вопросы «Что это?» и «Как это работает?», чтобы иметь «удовл»; на «хор» уже нужно внятно объяснить что же ты там понял. Чтобы получить «отл» придётся уметь цитировать строчки из библии кафедральной методички по памяти и без запинки, зачем это нужно я так и не понял (привет, ботаны).

Уже за первые пару курсов я ответил на многие из тех вопросов детства и это не охладило пыл, нет, это лишь породило кучу новых вопросов, на которые предстояло ответить. А там уже и широкополосный интернет подъехал в дом... С тех пор моя медицина заключается в ежеминутном совершенствовании знаний о человеке и окружающей среде; иногда на благо окружающих.

Круто ведь?

Что я имею сейчас: я фанат своей профессии. В розовых очках никогда не был и понимаю, что практическая неврология это или инсульты и сотрясы в стационаре, или головные боли/головокружения/боли в спине в амбулатории — всё куда более прозаично, чем любые пафосные слова с приставкой нейро-, это вам не прозопагнозии изучать.

Однако, в любой рутине можно найти не только интерес, но и стезю, главное — относиться к своему делу с любовью и желанием что-то делать. Например, развиваться, осваивать смежные дисциплины/патологии, тестировать на пациентах разные варианты лечения (да-да, а как вы хотели! Это и есть «индивидуальный подход»!). Каждую неделю я перекапываю пару десятков статей, в основном англоязычных, в поисках того, чего ещё не знаю; я трачу порядка 10-15к в год на всякие модные медицинские книжки: практика практикой, а свежую теорию знать необходимо.

Здравствуйте, меня зовут Никита, и у меня зависимость от новой информации.

//А у вас теперь не выйдет откопать компромат на моё образование/

Продолжение: Как не стать врачом.

Вебинарчик

Послезавтра (четверг 28-ое, 11:00) я проведу вебинар по головной боли напряжения; буду засорять прямой эфир матами своим неповторимым стилем. 

Всё бесплатно, все велкам: тыц.

головная боль

Теоидиократия

Мне всегда было интересно — на каком году обучения по специальности "теология" (да-да, есть такая: код 48.03.01, бакалавриат) студенты начинают сомневаться в существовании предмета изучения?

распад урана воля божья

Подробно исследуя религии (в частности, авраамические), сложно не придти к выводу о том, что слишком всё это дело похоже на специальную разработку для контроля за людьми. Если взять такой подход, то мы приходим к наличию лишних сущностей, которые рационально отсекать бритвой Оккама: очевидное объяснение не требует дополнений.

То есть, церковники людям говорят: «вы должны делать так-то и так-то, потому что так сказал бог, а мы это просто записали».

Ок, люди делают так, как сказали попы.

  • Последним это выгодно? Естественно, кто бы не хотел, чтобы народ делал так, как ты скажешь.
  • Могли бы они сами всё это придумать ради управления массами? На мой взгляд, вообще никакой проблемы.

Значит, теоретически, вполне реально, что какая-то группа людей придумывает правила для других, отмазываясь тем, что "это не мы такую йухню выдумали, это нам сам бох сказал!"? Вообще без преткновений, если добавить, что "вам пзидец, если не послушаетесь, ибо бох всемогущ, а говорить с ним можемтолько мы".

Итак, есть четыре звена:

  1. бог (типа придумал правила игры и всё остальное, поэтому считается админом);
  2. клерикалы (как бы "лишь исполнители" воли божьей, как бы просто руки, мозг которых пунктом выше);
  3. гайды и хау-ту по жизни и всему такому, основанные на правилах игры бога и "мы только записали" церковников;
  4. народ (управляется всем тем, что выше).

Ранее было сказано, что 3 из 4 пунктов вполне себе выполнимы в пределах людских возможностей. Первый пункт непроверяем, и если мы его вычеркнем, то ни-че-го не изменится. Всё то, что мы знаем о боге, это писанина других людей, даже вам лично неизвестных. Это как с веганами — мы об их веганстве знаем только с их слов — а может они только за угол завернут и сразу стейк жарят?

В религии (если смотреть с той точки зрения, которую она предлагает) объективности ноль, а в том, что это просто система управления быдлом — объективная идеальная логика. Каждую строчку библии можно объяснить прагматическим подходом, почему так хорошо, а так плохо. Стоит ли добавлять в эту систему неведомое существо, лишнюю сущность, раз с ней ничего не меняется и её не проверить? Не надо плодить лишние сущности.

Соответственно, а был ли мальчик?

Этот крик антиклерикализма вырвался у меня пока я орал истерическим смехом над тем, что на днях Высшая аттестационная комиссия объявила о создании экспертного совета по теологии. Причём, с заниженными требованиями: достаточно иметь всего 10 публикаций в рецензируемых журналах за последние 5 лет. Так и вижу, как в ближайший месяц объявится с десяток попов, у которых публикации в Scopus и индекс Хирша 146.

Никто не хочет стать экспертом и великим учёным несуществующей науки?